Впервые в Омске отделение пластической хирургии открыто на базе крупного и авторитетного бюджетного учреждения здравоохранения — «КМСЧ № 9». Его заведующий, врач высшей категории, известный в Омске и за его пределами пластический хирург рассказал о том, как будет устроена работа единственного подобного в Омске отделения.

— Игорь Алексеевич, вас можно поздравить с долгожданным днем рождения отделения, которое открылось, несмотря на все сложности, связанные с пандемией. Настроение приподнятое?

— Настроение работать! Спасибо за поздравления, мы ждали этого открытия, более того, его ждали наши пациенты. На днях мы получили лицензию, и теперь официально имеем право заниматься пластической хирургией в стенах медсанчасти. Что касается пандемии, это, наверное, уже те новые реалии, которые нельзя игнорировать, но и ставить жизнь на паузу из-за них тоже неправильно.

— Отделение открыто на базе бюджетного учреждения — КМСЧ № 9. Какие перспективы это дает больнице?

— Это хорошее подспорье для медсанчасти в целом. Ведь за счет оказываемых платных услуг можно будет модернизировать, дооснащать, ремонтировать и другие отделения медсанчасти. Все идеи, которые Юрий Викторович Шаповалов, главврач КМСЧ № 9, воплощает в жизнь, направлены только на улучшение и развитие больницы. Об этом и говорить не нужно: люди и сами это знают и видят. Пройдите по коридорам поликлиники и стационара — своими глазами всё увидите. Скажу, что свое сотрудничество с Юрием Викторовичем я начал именно потому, что знаю: он грамотный руководитель, хороший хозяйственник, всегда держит свое слово.

— Ваша фамилия хорошо известна омичам — и не только омичам. В первую очередь, это фамилия высококлассного челюстно-лицевого хирурга, который в силах вернуть пациента к нормальной жизни после сложнейших травм или врожденных пороков…

— Да, всем тем, кто, может быть, потерял меня из-за моего перехода на новое место, рад сообщить: работаю, оперирую, приглашаю всех, кто хочет улучшить свои жизненные позиции. Знаю, что это актуально не только для омичей. Сибирь, Урал, Центральная Россия, Казахстан, Австралия, Америка, Италия — пациенты много лет приезжают ко мне со всего мира. Буду рад оказать им помощь — теперь на базе современной многопрофильной больницы, у которой широкий спектр медицинских компетенций. Это действительно важно, потому что безопасность в постоперационном периоде мы здесь обеспечиваем со всех сторон. Иными словами, можем грамотно и профессионально «прикрыть» в случае возникновения любой узкой проблемы: в высококлассных профильных специалистах, будь то кардиологи, неврологи или диагносты, КМСЧ № 9 недостатка не испытывает.

— У отделения пластической хирургии отдельный вход. Что ждёт за дверью?

— Стойка администратора, где вас встретят улыбкой и проводят к специалисту. Стоит сказать о двух больших направлениях нашей работы. Первое — это амбулаторная часть: прием и консультационная помощь пациентам, послеоперационная реабилитация, прием косметолога. Второе — хирургия. В нашем распоряжении две больших операционных, перевязочный блок, две палаты реанимации, палаты постоперационного наблюдения и общие палаты. Послеоперационные палаты — места для ведения пациентов после наркоза — оборудованы аппаратами ИВЛ и следящими мониторами, которые показывают уровень сатурации, давление, пульс, ЭКГ. Пока пациент полностью не выйдет из наркоза, мы на страже во всеоружии.

— Вы в интервью говорили о том, что пластическая хирургия не равна исключительно эстетике. Огромное внимание вы как челюстно-лицевой хирург уделяете именно реконструктивной хирургии.

— Да, мы будем заниматься и эстетикой, и реконструкцией. Это обязанность врача — оказывать помощь по реконструкции, и в любом уважающем себя отделении пластической хирургии крупного города — будь то Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург или Новосибирск — это неотъемлемая часть работы хирурга.

— После прошлой нашей беседы была под впечатлением от случаев, с которыми вам приходится иметь дело: один ваш пациент случайно налетел на провод под током в 4,5 тысячи вольт, другой сильно пострадал от собаки бойцовской породы. Огромное количество личных трагедий, не говоря уже о врожденных патологиях…

— Сорокалетний опыт работы действительно помогает мне с уверенностью сказать: могу разобрать лицо до косточек, чтобы собрать его заново. Но чтобы так говорить и делать это, надо пройти все круги хирургического «ада»: неотложку, травму, воспаления… После любой операции могут быть осложнения, а хирург, который не купался ни в гное, ни в крови, не будет знать, что делать после «наведения красоты» — так называемой «чистой» пластической операции. Чтобы прийти к вершине, к пластической хирургии, нужно пройти все эти этапы.

— С какими сложными проблемами к вам обращаются сегодня?

— Как с врожденными, так и с приобретенными дефектами. Например, с ампутацией ушной раковины или носа: получил травму, откусила собака, срезало стеклом. Мы можем сделать человеку новый нос. Для этого используется рёберный хрящ — свой или донорский, а лоскуты кожи врач берет с предплечья или лба. Безусловно, стремимся к восстановлению функций органа.

Частый диагноз — энофтальм. Это патология, при которой глазное яблоко чрезмерно западает в полость орбиты. Клинически проявляется диплопией: у человека двоится в глазах, снижается острота зрения. Лечение также требует протезирование и реконструкции. Или микрогения — «птичье лицо», когда у человека недоразвита нижняя челюсть: при такой патологии необходима ментопластика — операция по устранению дефектов подбородка и по формированию правильных пропорций лица. Мы можем увеличить подбородок за счет протеза. Можем исправить прикус, с нарушениями которого никогда не справится ортодонт.

Удаляем доброкачественные опухоли, например, плеоморфмные аденомы слюнных желез. Эта аденома — доброкачественная опухоль, которая перерождается в злокачественную, и такое новообразование надо удалять обязательно. При резекции челюстей с замещением дефекта проводим пластику тканями из ребра или малоберцовой кости.

— Игорь Алексеевич, обращаются ли к вам онкопациентки, перенёсшие мастэктомию — операцию по удалению молочной железы?

— Конечно. Мы способны восстановить молочную железу после удаления. Для этого существуют самые современные методы и материалы. Медицина — высокотехнологичная наука, которая готова исправить по максимуму всё, что мешает человеку жить полной жизнью.

— Новое отделение наверняка оборудовано по последнему слову техники.

— Знаете, это так, но есть важный нюанс: без рук — опытных, профессиональных, знающих и чувствующих — это ничего не значит. Если дать неопытному капитану корабль, «нафаршированный» по последнему слову техники, он довольно скоро посадит его на мель вне зависимости от того, какие там высокоточные GPS и сонары.

Так, например, я могу сказать, что у нас есть новейший хирургический СО2-лазер для шлифовки кожи, удаления новообразований, рубцов, стрий, омолаживания кожи и проведения других манипуляций без формирования рубцов. Или что эндоскопическая стойка позволяет нам проводить операции на лице (лифтинг лба, подтяжку бровей, подтяжку средней зоны лица) с малыми разрезами, а гайморотомию — и вовсе без стандартных разрезов во рту: с помощью эндоскопии мы заходим через нос. Могу сказать, что при ринопластике использую пьезотом — ультразвуковой нож для тканей кости, который в отличие от долота и молотка позволяет действовать очень аккуратно, а, следовательно, добиваться высочайших результатов. Но вы же понимаете, что гораздо важнее, у кого в руках этот лазер и этот нож. Пластика носа, к примеру, — одно из самых сложных для хирурга направлений. Тут нужно не просто совершить манипуляции, а гарантировать результат в перспективе: на носу нет жира, который со временем всё выравнивает и нивелирует огрехи, а потому необходима ювелирная точность. Добиться её позволяет аппарат, но лишь тот, который держат опытные руки.

— От чего еще, на ваш взгляд, зависит результат операции?

— Если сама операция — это 80 процентов успеха, то оставшиеся 20 процентов приходятся на грамотный вывод пациента из раннего послеоперационного периода. 10-12 дней мы пристально следим за состоянием пациента. К примеру, после лифтинга пациент проводит три часа в реанимации, потом трое суток — в общей палате под наблюдением лечащего врача и постовой сестры. Общеклиническое лечение с проведением анализов после хирургического вмешательства — обязательно! Контролируем организм полностью, от крови до давления. Ежедневные перевязки проводит не медсестра, а сам врач.

Далее начинается реабилитация: подключается физиотерапевт, проводится дыхательная гимнастика, чтобы восстановить газообмен в легких. Для мануальных и физиотерапевтических методик применяем новейшее оборудование, например, аппарат «Хивамат». Это необходимость: с его помощью проводится вибромассаж на основании переменного электростатического поля. Вибрация действует на подкожную клетчатку, соединительную ткань, участки венозной и лимфатической систем, и позволяет выводить воду из клетки. Сразу уходит отек и боль. Лимфодренажный массаж, магнитотерапия, светолечение, микротоки, ультразвуковой фонофорез — у нас на вооружении всё для того, чтобы после хирургических вмешательств максимально быстро вернуть пациента к его обычной жизни. И еще у нас пациентов очень вкусно кормят!

— После выписки пациент может обратиться к вам, если его что-то беспокоит?

— Он обязан это сделать. Мы ведь дорожим своей репутацией. Более того: пациент не остается без внимания в течение года — мы бесплатно наблюдаем всех прооперированных пациентов. Если требуются дополнительные манипуляции, например, нужно убрать рубцы или решить иные эстетические проблемы, возникшие в течение этого срока, пациент оплачивает только расходные материалы.

— Какие косметологические процедуры предлагает ваше отделение?

— Как принято говорить, полный спектр. Омоложение кожи лица и тела с помощью ручных и аппаратных методик, самые современные инъекционные процедуры, уходовые процедуры и многое другое. Этим направлением занимается косметолог Анастасия Клещенко. У врача уже несколько десятков постоянных пациентов, которые приходят к ней на чистки и пилинги, на удаление родинок, бородавок, папиллом и сосудистых звездочек при помощи радиоволнового аппарата «Сургитрон», на «уколы красоты», за лечением дерматологических заболеваний, к примеру, акне, постакне, гиперпигментации. Улучшить состояние кожи, устранить сухость, справиться с первыми морщинами — все это в её власти.

Для работы косметолога планируем приобрести аппарат Cynosure Elite+. Он совмещает сразу два популярных лазера — александритовый и неодимовый. Где не справится один лазер, поможет другой, поэтому аппарат позволит решать сразу несколько задач: эпиляция, омоложение, удаление пигментации и сосудистых патологий, лечение акне. Все эти процедуры проводятся быстро и безболезненно.

— Игорь Алексеевич, вы уже привели в пример метафору про капитана и корабль. Есть и еще одна важная составляющая большого и успешного плавания — команда. Кто еще уже сейчас входит в команду отделения пластической хирургии и косметологии КМСЧ № 9?

— Про команду совершенно согласен. У нас работает Роман Кириллович Савченко — грамотный и опытный специалист, челюстно-лицевой хирург, кандидат медицинских наук, который владеет большим спектром операций в челюстно-лицевой хирургии, в том числе и методикой эндоскопической гайморотомии. У нас с ним одна школа — кафедра челюстно-лицевой хирургии ОМГИ и отделение челюстно-лицевой хирургии ГКБ № 11. Пока мы в самом начале нашего большого пути, и в перспективе планируем сотрудничать с другими хирургами Омска. Что касается других специалистов, еще раз замечу: мы работаем в связке с грамотными профессионалами в узких областях. Например, за наркоз в операционной бригаде сейчас отвечает завотделением анестезиологии и реанимации Дина Аглямовна Соболева. Мы делаем операции как под местным, так и под общим обезболиванием. Тут, как и во всём прочем, нужен здравый смысл: риск наркоза не должен превалировать над риском операции.

— Последний вопрос, ответ на который точно всех интересует. Какова ценовая политика отделения пластической хирургии КМСЧ № 9?

— У нас средние для нашего города цены. Дешевыми пластические операции быть не могут: это дорогое оборудование, длительные манипуляции и так далее. Труд хирурга недешев, подготовка зрелого хирурга требует больших средств. Люди это понимают. У каждого врача своя репутация. Право выбора, безусловно, всегда за пациентом. Я могу в очередной раз рассказать, как 25 лет делал экстренные операции на голове и шее, как оперировал в Москве, как в 2015 году получил международную премию в области красоты и здоровья Diamond Beauty как лучший пластический хирург Омска за регулярное достижение успешных послеоперационных результатов. Но зачем? Мне кажется, лично себя рекламировать мне уже нет смысла. Гораздо важнее чтобы люди знали, где я работаю.

Отделение пластической хирургии и косметологии КМСЧ № 9

Омск, ул. 5-я Кордная, 73

Телефоны: 8 (3812) 999977, 89136817121

Лицензия № ЛО-55-01-002721 от 14.07.2020 года

Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста.

на правах рекламы.