Омич Дмитрий Карев снова не нашел справедливости в суде.

Омский предприниматель Дмитрий Карев продолжает отстаивать свои отцовские права в суде. Увы, но представители Фемиды пока не на его стороне.

Сейчас Дмитрий Карев проходит через судебные разбирательства по определению места жительства его маленького сына. Областной суд оставил решение прежнего суда в силе — ребенка оставили с матерью, до этого жившей отдельно от него около полутора лет. Такое решение не устраивает отца мальчика, а это значит, что до счастливого разрешения этого конфликта еще далеко.

Как уже писал «БК55», супруги Каревы перестали жить вместе, когда их ребёнку было полтора годика. Тогда мальчик остался с мамой. Но, по словам Дмитрия Карева, мать выдержала всего десять дней такой жизни. А потом привезла малыша к отцу со словами: «Это твой ребенок, что хочешь с ним, то и делай». После этого с февраля 2017 года (как следует из материалов дела) ребёнок жил с папой, а мама с сыном лишь встречалась.

 

Ситуация резко обострилась с декабря прошлого года. Мама мальчика неожиданно заявила, что воскресные встречи ее не устраивают. И вознамерилась забрать мальчика из отцовской квартиры к себе. Женщина довольно вероломно отняла ребенка и уехала с ним в Краснодарский край.

После этого происшествия потянулась цепочка судебных процессов.

Вполне объяснимо, что Дмитрий Карев, самостоятельно воспитывавший своего сына, ухаживавший за ним с самого младенчества, не согласился с тем фактом, что ребенок переехал к матери. Это как минимум логично. Напрашивается другой вопрос: почему вдруг его бывшую жену перестал устраивать формат «воскресной мамы», если она сама же на него в свое время и согласилась?

Об этом мы спросили представителя матери мальчика, его бабушки со стороны мамы Ирину Фёдоровну. И в качестве аргумента она выдвинула довольно избитый «постулат»: ребенок должен жить с матерью.

— Когда моя дочь разъехалась с мужем, ребенок жил у неё, и я им помогала, — пояснила Ирина Федоровна. — Потом Дмитрий Карев забрал от неё ребёнка насильно. И более года ребёнок жил с отцом. Но всё это время моя дочь заботилась о сыне, встречалась с ним. В суд она подавать не хотела, надеялась решить все это мирным путем, не хотела привлекать общественность. К тому же моя дочь понимала, что ребенок всем обеспечен. Не буду отрицать и того, что Дмитрий хороший отец. Но ребенку нужна мать. Моя дочь изначально не была согласна с тем, чтобы ребенок жил у отца, но у нее не было сил вступать в борьбу. Сейчас суд встал на сторону матери. И так должно быть. В то же время мать согласна, чтобы отец виделся с ребенком. Он сейчас общается с сыном.

Но вот четкого ответа на вопрос, почему все-таки женщину спустя полтора года перестал устраивать режим приходящей мамы, экс-теща Дмитрия Карева так и не дала. Даже если предположить, что Дмитрий Карев забрал у нее ребенка силой, то почему она не обратилась в суд сразу?

— В прошлом году мать ребенка выселили из квартиры, в которой она проживала после развода. Она не оплачивала жильё, — вносит ясность адвокат Дмитрия Карева Павел Исип. — По этому факту есть все подтверждающие документы. После этого мать ребенка решила его забрать себе. Хотя до этого все отношения с сыном её устраивали. При этом есть данные, что она, увезя ребенка в другой город, там пять раз меняла место жительства. Поэтому сложно говорить о том, что ребёнку с мамой хорошо. Очевидно, что у женщины — финансовые проблемы. Поэтому осмелюсь предположить, что таким образом она решила обеспечить себе безбедное существование. Ведь отец не бросит ребенка, в том числе и материально. Мы продолжим бороться за справедливость, чтобы ребенок остался с отцом. Тем более в России стала появляться подобная судебная практика.

Адвокат Дмитрия Карева добавляет, что после общения с представителем матери ребенка им стало известно, что она подала в Кировский районный суд иск с требованием ограничить Дмитрия Карева в родительских правах. Подчеркнем: иск был подан после их рассказов о том, какой он прекрасный отец. Поневоле усомнишься в том, что мать, ограничивающая общение мальчика с отцом после того, как тот прожил с ним полтора года, руководствуется искренней забой о ребенке. Или ею движут иные мотивы?